Жак Деррида:"Я веду войну с самим собой"

Подписано в печать Первый завод экз. Но есть в Искусстве что-то еще помимо правильности линий и глянца поверхностей. Пластике стиля никогда не покрыть цельной идеи Предметов у нас с избытком, а форм недостает. А, может быть, и объектом. Но историк при этом скорее всего обманется: В особенности — перед объектами историческими, его собственными. В том числе и перед весьма необычным — перед объектом литературным.

О почтовой открытке от Сократа до Фрейда и не только

Хронология жизни Дерриды Введение"Больше всего на свете я люблю воспоминания и самое Память", — написал в году Жак Деррида в своих мемуарах о недавно скончавшемся друге, философе Поле де Мане. И в то же время, по признанию Дерриды, —"у меня никогда не получалось рассказывать истории". Для автора эти высказывания отнюдь не являются взаимоисключающими.

Только тогда образ остается"разборчивым". Если же этот образ сделать частью некоей"истории", навязывающей ту или иную интерпретацию, то он неизбежно станет более расплывчатым и менее"разборчивым".

Ну вот я, допустим, с симпатией и к Деррида отношусь, но _зачем_ такие голосования Ускорение. Чтобы показать, что ваши страхи ничего не стоят.

Ты понимаешь, что эта чета их сводит с ума. Не стоит помогать им стирать или присваивать себе это, заключать его в их ограниченное вульгарное пространство. Я хочу, чтобы ты сохранила благородство, ты само благородство, я люблю только тебя, ты сумасшедшая союзница, которая пугает себя саму, даже сейчас. Не позволяй им отравить нашу любовь.

Пусть доза царит между нами. Доза жизни или смерти, ты не должна оставлять им эту меру. Это письмо, я цитирую тебе, бесконечно, потому что оно просит у тебя невозможного. Помоги мне по меньшей мере сделать так, чтобы смерть пришла к нам от нас. Но я утверждаю, что это будет необратимо.

«Они обретут другое — политические позиции, а это дорогого стоит»

Лёлита Жак Деррида об атеизме и вере, интересно: Вы заявляете, что вполне сойдете за атеиста, вместо того, чтобы просто сказать, что Вы атеист. Это потому, что у Вас есть сомнения в различиях между атеизмом и верой в Бога? Или сомнения в том, атеист ли Вы?

Фуко и Деррида, во французской философии уже оформились доминирующие .. из фундаментальных аспектов концепции Деррида Говоря очень я философствую, то только в страхе, – но в признанном страхе –.

Причем не только у мужчин, что логично, но и у женщин. Более того, многие художницы, проблематизирующие женскую тему в своих работах, категорически не считают себя феминистками. Я не очень понимаю, что такое популярность и чем она определяется. Если, например, мы будем измерять востребованность обсуждаемостью проблемы в СМИ, то сможем сказать, что в России не востребованы никакие социальные движения, не только женское.

В России есть множество проблем, о которых не говорят публично, но это ничего не говорит о запросе аудитории — только о медийной политике. И сферу искусства эти процессы затрагивают также.

Апофатика в постмодернизме

Версия для печати Жак Деррида. В е он стал объектом фильмов, мультфильмов и по крайней мере одной рок-песни, о нем издано практически равное количество как льстивых, так и бранных статей, и его перу принадлежат одни из самых сложных и труднопреодолимых философских работ своего времени. Восемьдесят лет назад, 15 июля, родился на свет французский философ Жак Деррида. Перед своей смертью, случившейся в м году, Деррида сделал два абсолютно противоречащих прогноза относительно того, что произойдет после его смерти — он выразил твердую уверенность, что будет забыт сразу же, как умрет, но в то же время какие-то его работы останутся в памяти культуры.

Оба эти убеждения обитали внутри него совершенно отдельно друг от друга.

Можно страдать нарушениями сна, а можно, как я, испытывать страх перед бессонницей. Короче говоря, я полагал, что ознакомиться с информацией – не говоря уже о выводах, которые вы сделаете из неё .. Деррида говорит.

Вперед Декабрь года между 9 и Если бы у них был совместный ребенок, я хочу сказать, настоящий маленький грек века, как бы они его назвали? Я записал то, что ты сказала мне утром, чтобы воспользоваться этим в одной из моих ближайших публикаций ты знаешь, что я всегда думаю об этом предисловии к завещанию ? Декабрь года между 9 и У Сократа свои правила, вот почему. Сейчас эта репродукция мне противна.

Университет глазами его питомцев

: ,.

ние с этими следами, оказывается страх как первый аффект. ное, так и от несуществующего объекта, порожденного метафорой, я могу .. Деррида предполагает, вслед за Гегелем, что изначально метафора — рас- .. приятно узнавание, или же порой говорят, что читателю приятно решать го-.

Собственно говоря, система или не система — это во многом зависит от точки зрения - извне или изнутри. Важно выявить нечто скрытое, запрещенное и построить генеалогию этого заинтересованного подавления психоаналитический аспект. Но с чего начать, как приступить к этой работе? А это значит, что выбор не подлежит обсуждению, доказательству, опровержению. Деррида движется сам и призывает нас двигаться тихой сапой. Ни то, ни другое не дано нам в чистом виде: Среди них есть такие случаи, когда внутренне противоречивая семантика видна, так сказать, невооруженным глазом.

Окончание анализа. От требования любви до дарования. Три сновидения и один подарок

Русский перевод ранней из них — Эдмунд Гуссерль. Тексты, переводы которых представлены в этой книге, опубликованы Деррида несколько позднее. Вопросы, обсуждаемые здесь, многочисленны. Читатель, так или иначе знакомый с философией Деррида, согласится, что в этих уже сравнительно давно написанных текстах обозначена, пожалуй, большая часть проблематики, разрабатываемой им в настоящее время. В них, стало быть, и надо искать ключи к особенностям его сегодняшней мысли.

«Говоря, я испытываю страх, поскольку, никогда не сказав достаточно, всегда при этом говорю лишнее». Жак Деррида «Каждым своим неординарным.

Разумное основание и идея Университета [1] Как не говорить сегодня об Университете? Я ставлю вопрос в отрицательной форме: С одной стороны, сегодня как никогда трудно отделить нашу работу в той или иной дисциплине от размышлений о политически-институциональных условиях этой работы. Такого рода рефлексия неизбежна; она ни в коем случае не сводится к внешнему дополнению образования и научных исследований: То есть об этом невозможно не говорить. В самом деле, мне хотелось бы, предваряя грядущие дискуссии, попытаться сказать, как не следовало бы говорить об Университете; обозначить типичные опасности, которых надлежит избежать: Форма вопроса вновь неслучайна: В двух-трех словах обозначено все то, о чем я буду говорить: Каков вид, каковы виды, что открываются из Университета?

Что видят из Университета те, кто работает внутри него или на его рубежах, кто задается вопросом о его предназначении, стоя на твердой земле или находясь возле пропасти? В сущности, я всего лишь попытаюсь истолковать эту притчу. Точнее говоря, перекодирую то, что можно прочесть в самой статье относительно в высшей степени показательного характера топологии и политики Университета, его видов и местоположения, топологию корнеллской точки зрения.

С самых первых своих слов метафизика связывает вопрос видения, зрения с вопросом знания, а вопрос знания — с вопросом умения, и речь идет об умении учить и умении учиться.

Деррида (7)

Уметь хорошо играть с почтой до востребования. Сказаться отсутствующим и проявить силу, чтобы не оказаться там в ту же секунду. Не поставлять по заказу, уметь ждать и заставлять ждать так долго, сколько потребует та самая сила, заключенная в себе, — до смерти, ничего не усвоив из конечного назначения. Почта всегда в ожидании, и она всегда до востребования.

составляющих концептов эмоций страх, страдание, радость в русском языко- вом сознании . Мне страшно вместо Я испытываю страх). Возможно.

Воля к власти, Оглядываясь теперь на первую группу статей — на показательную, хотя и намеренно одностороннюю выборку представителей современной литературной критики, мы замечаем, что перед нами встают одни и те же модели. Такие писатели, как Лукач, Бланшо, Пуле или американские новые критики, в немалой степени позволяют постичь неуловимую природу литературного языка, но это отнюдь не прямое сообщение знания, почерпнутого при непосредственном исследовании или разборе произведений литературы.

Каждый раз необходимо избегать каких- либо категорических утверждений, уравновешивая их не менее напряженными, и зачастую им противоречащими, высказываниями. Подобные противоречия не перечеркивают друг друга и не сливаются в некоем диалектическом синтезе. Диалектическое движение невыполнимо здесь по причине фундаментальной разноуровневости выражаемого — противоречивые высказывания не могут сойтись на одном уровне дискурса; одно всегда скрыто в другом, как солнце скрыто в тени или истина — в ошибке.

Напротив, прозрение, видимо, исходит из негативного движения, оживляющего мысль критика, из невысказанного принципа, уводящего его язык от твердо обозначенной позиции, извращающего ее и приводящего критика в ту точку, где он лишается своей субстанции, как если бы под сомнение была поставлена сама возможность твердого высказывания. И все же именно эта негативная, очевидно разрушительная работа приводит к тому, что совершенно точно можно назвать прозрением.

Даже в представленном нами кратком перечне имен можно наблюдать различные степени сложности процесса. Два отчетливых и несовместимых высказывания противопоставлены друг другу в псевдодиалектическом отношении. Сначала роман определяется как иронический модус, обреченный на непоследовательность и случайность; таким образом, необходимый для его формы тип всеобщности должен быть, в сущности, и даже в явлении, отличен от органического единства природно сущего. Однако тон самой статьи не иронический, а элегический: Особое значение имеет то, что категория, посредством которой, по предположению, достигается такой синтез, это именно время.

Время действует как исцеляющая и примиряющая сила, направленная против отчуждения, дистанции, по-видимому, образующейся вследствие деспотического вторжения трансцендентальной силы. Отчасти непроницаемое экзегетическое давление на текст обнаруживает, что этот трансцендентальный агент имеет временную природу, а то, что предлагается в качестве средства излечения, само оказывается болезнью.

КОРОЧЕ ГОВОРЯ, Я ПРИГОТОВИЛ ПИЦЦУ

Жизнь без страха не просто возможна, а совершенно реальна! Узнай как избавиться от страхов, кликни тут!